Пойдемте вместе, Андрей Юрьевич

15.12.12 00:00

|p=00,left| Вниманию читателей предлагается выступление эксперта НП "Гильдии профессиональных участников ВЭД" и нашего постоянного автора Анастасии Чурсиной на состоявшейся 5 декабря в Москве конференции Moscow Times «Таможня и бизнес. Итоги и перспективы». В своем докладе "Актуальные вопросы передовых таможенных технологий" Анастасия Чурсина излагает свою точку зрения на причины отсутствия ощутимых для участников ВЭД положительных результатов от внедрения ФТС новых информационных технологий

Добрый день уважаемые господа, коллеги,

Сегодня на первой сессии конференции очень много внимания уделялось передовым таможенным технологиям. Такое повышенное внимание технологиям меня, как технолога, не может не удивлять. Любая технология имеет один показатель – эффективность. Это касается и технологии металлообработки и информационных технологий в таможенном деле. Поэтому странно на мой взгляд обсуждать технологию, а не эффективность результатов ее применения.

Очень актуальный вопрос прозвучал сегодня не однажды – отсутствие ожидаемого результата. Международная конвенция об упрощении и гармонизации таможенных процедур (Киотская) говорит нам о том, что «упрощение и гармонизация таможенных процедур могут быть достигнуты при максимальном практическом использовании информационных технологий». Но почему-то эта панацея для всего мира у нас не работает. Мы внедряем, применяем, а упрощение не наступает.

Давайте разберемся в этом вопросе объективно.

Итак, во-первых сами по себе технологии результата не дают. Любое применение технологий обязательно включает в себя три этапа. «Где мы находимся?» - «Куда мы хотим прийти?» - «Каким путем пойдем?». Высокотехнологичные процессы обязательно включают еще и обратную связь, в том числе и по промежуточным этапам, по заранее прозрачным линейным образом установленным показателям эффективности внедрения. С этой точки зрения внедрение информационных технологий в таможенном деле больше напоминает мне некую кампанейщину – мы много и охотно говорим о технологиях, не опираясь на показатели эффективности, что неизбежно приводит к отсутствию или искажению желаемых результатов.

Во-вторых, по косвенным признакам все участники ожидают разного и тянут как лебедь, рак и щука в разные стороны. Таможенный орган не желает снижать контроль, перевозчик желает проезжать границу насквозь, а участник ВЭД знать заранее о том насколько обширным, затратным и затянутым окажется процесс таможенного оформления. Никто не задается при этом вопросом возможности достичь желаемого результата именно в этом процессе. Получается как в анекдоте: «У нас нет желтых таблеток в синей коробочке. У нас гастроном. Аптека за углом». Не удивительно, что по итогу, ни один (или большинство) из участников процесса не доволен результатом.

И наконец, в-третьих, передовые информационные таможенные технологии, о которых все так много дискутируют, представляют собой довольно сложный предмет, объединяющий два узкоспециальных направления – таможенные и информационные технологии, специалистов одинаково хорошо понимающих комплексную специфику мягко говоря немного, от этого одни и те же формулировки желаемых результатов толкуются по разному, что опять таки свидетельствует об отсутствии единого комплексного подхода к внедрению таможенных технологий (хоть передовых, хоть информационных), и образует системную проблему в достижении единого результата.

Давайте убедимся на примерах.

Премьер-министр России, Дмитрий Медведев в своем недавнем (20.10.2012) интервью РИА Новости, отметив, что «Таможня – это большие деньги, большие искушения и большие проблемы», предложил упрощать таможенные процедуры на основе современных технологий. В качестве современных технологий Дмитрий Анатольевич указал электронное декларирование, предварительное информирование и удаленный выпуск.

Совершенно не критикуя спичрайтеров нашего премьера, хочу отметить явно выраженные системные ошибки большинства выступлений по теме информационных технологий, берущих начало из рассогласованности определений таможенного законодательства Таможенного союза и Киотской конвенции, что не может не сказываться и в дальнейшем на постановке задачи. Думаю премьер, как человек, с безупречным образованием, удивился бы, узнав, что таможенная процедура – это совокупность норм, определяющая для таможенных целей требования и условия пользования и/или распоряжения товарами на территории Таможенного союза. Установленную совокупность норм не упростишь никакими технологиями, ни информационными, ни тем более «современными», которые были нормативно закреплены еще в Таможенном кодексе Российской Федерации 2004 года.

Тем более, что почему то предварительное информирование почему то не оправдывает возложенных на него ожиданий. Самый актуальный вопрос относительно предварительного информирования поднял Владимир Путин во вступительном слове на заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив (АСИ) 22.11.2012

– «Что на практике произошло?» ФТС отчиталась о внедрении предварительной информации, а «упрощения процедуры таможенного контроля и сокращения времени таможенного оформления», которых, по мнению Владимира Владимировича ожидал бизнес, не принимая во внимание отсутствие таких понятий в таможенном законодательстве Таможенного союза, не случилось.

А вот оправданы ли были эти ожидания? Мы провели сравнительный анализ последовательности по образу «было» и «стало» и не нашли ни одной технологической (таможенной) операции, которая бы исключалась введением предварительного информирования. В соответствии с Соглашением от 21.05.2010 "О представлении и об обмене предварительной информацией о товарах и транспортных средствах, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза" (далее - Соглашение) в случае, если товары предполагаются к помещению под таможенную процедуру транзита, объем сведений при предварительном информировании соответствует объему сведений, которые должны содержаться в транзитной декларации. Порядок действий должностного лица таможенного органа в пункте пропуска, установленный Соглашением, предписывает по прибытии перевозчика в пункт пропуска выгрузить по уникальному номеру ранее представленную информацию и сравнить ее с представленными перевозчиком документами. Ранее таким же образом таможенник выгружал электронный вид транзитной декларации (тот же объем документа), сравнивая ее со сведениями товарно-сопроводительных документов. Никаких механизмов исследования предварительно поданной информации до прибытия товаров в пункт пропуска Соглашением не предусмотрено.

Такая технология, определенная экспертами как гибридная (бумага+электроника) объективно может привести к упрощению или ускорению только за счет снижения уровня таможенного контроля или повышения эффективности работы таможенных органов в пункте пропуска за счет интенсификации обычных операций. Только этим и еще нелинейными подробностями расчета может объясняться отчет ФТС о существенном сокращении времени нахождения транспортного средства в пункте пропуска.

Еще один очень актуальный вопрос применения передовых таможенных технологий задает Рабочая группа по мониторингу плана мероприятий по совершенствованию таможенного администрирования, утвержденного Распоряжением Правительства Российской Федерации (дорожная карта) от 29.06.2012 N 1125-р. Вопрос был зафиксирован пунктом 4 указанного плана. К июлю 2012 ФТС РФ взяла на себя обязательство разработать порядок использования предварительной информации при принятии решения о проведении проверочных операций. По мнению бизнеса пункт не исполнен, поскольку не достигнуты поставленные цели.

По мнению ФТС РФ указанный четвертый пункт исполнен полностью выпуском Приказа ФТС России от 05.07.2012 N 1345 "Об утверждении порядка использования в рамках системы управления рисками предварительной информации о товарах, ввозимых на территорию Российской Федерации автомобильным транспортом, и транспортных средствах международной перевозки, перемещающих такие товары" (Порядок). Порядок определяет формирование новых рисков и ориентировок различных уровней, которые срабатывают в процессе таможенного контроля.

А что хотел бизнес? И опять мы сталкиваемся с пороком определений. Сама по себе постановка задачи четвертого пункта «использование предварительной информации в рамках системы управления рисками для принятия решения о выпуске товаров» и не предполагает иного исполнения, поскольку предварительная информация относится к таможенным операциям прибытия в пункт пропуска, а выпуск к таможенным операциям, связанным с помещением товаров под таможенную процедуру.

Ох, как не хочется, но так и тянет вспомнить старый инженерный анекдот про белый унитаз в женском туалете, свидетельствующий о пороке постановки задачи одним афроамериканцем в пустыне.

А заместитель начальника Главного управления организации таможенного оформления и таможенного контроля (ГУОТОиТК) ФТС России Лариса Коршунова в интервью журналу "Морские порты" № 10 за декабрь 2011 года - январь 2012 года уже говорит о том, что «таможня за ускорение операций в портах» за счет применения передовых информационных таможенных технологий.

Однако, согласно пункту 47 "Общих правил плавания и стоянки судов в морских портах Российской Федерации и на подходах к ним" (Приказ Минтранса РФ от 20.08.2009 N 140) Информация о заходе судна в морской порт передается капитаном судна капитану морского порта предварительно за 72 часа до планируемого времени захода судна в морской порт или до выхода судна из последнего порта, указанная информация дополнительно подтверждается за 24 часа, а после подтверждения направляется капитаном морского порта в информационную систему государственного портового контроля.

Таким образом, предварительное информирование на морском транспорте фактически успешно внедрено как минимум с 2009 года. Вряд ли создание дополнительной (параллельной) системы отдельного информирования таможенных органов с обязательством последней о принятии предварительного, а затем и окончательного (после сверки с документами) решения о выгрузке упростит и ускорит операции в портах, Лариса Павловна.

И все попытки Минтранса еще и еще раз обратить внимание ФТС на то, что грузооборот в морских портах является процессом непрерывным и все отраслевые регулирующие документы направлены на поддержание и ускорение портового грузооборота выглядят бессмысленными на фоне стремления внедрить во чтобы то ни стало. А ведь если внедрение любых «передовых» таможенных технологий в морских портах не будет исследовано прежде всего на возможность их эффективной интеграции в существующие технологии обработки грузов, то мы получим технологию ради технологии. Cui prodest?

Удаленный выпуск – вот еще одно передовое современное решение всех проблем, связанных с совершением таможенных операций. Он не только сокращает время и расходы, но и объективно сокращает количество таможенных операций в отношении прибывающих партий товаров, позволяя отказаться например от процедуры таможенного транзита. «Таможня рвет бумагу», под таким заголовком Дмитрий Некрасов в интервью «Российской газете» № 33 от 16.02.2012 года ознакомил народные массы с преимуществами удаленного выпуска.

Актуальный вопрос – почему применение удаленного выпуска не нашло широкого применения, имеет вполне прозаичный ответ. К сожалению, удаленный выпуск не смог выжить в конкурентной борьбе с планом по собираемости таможенных платежей, который спускают на каждое РТУ, на каждую таможню и даже пост в качестве основного показателя эффективности его (этого таможенного органа) работы.

Кончина «удаленного выпуска» нашла свое воплощение в Письме ФТС России от 28.03.2012 N 01-11/14513, определяющем жесткие привязки постов оформления к постам фактического контроля, в основном, в рамках одного РТУ. Однако, для товаров, прибывающих в порт Усть-Луга, не определено ни одного таможенного органа, в который можно было бы их задекларировать и осуществить удаленный выпуск, что довольно странно, учитывая транспортную удаленность порта и наличие настойчивой воли Государства на его развитие.

Что уж говорить тогда о применении удаленного выпуска в отношении товаров, прибывающих в Большой порт Санкт-Петербург. Хотя... Как ни странно, но существует единственный таможенный пост, определенный для удаленного выпуска товаров, размещенных в зоне деятельности Турухтанного, Лесного таможенных постов, таможенного поста Гавань Балтийской таможни. Это таможенный пост Нижневартовский.

К своему стыду Нижневартовск я искала долго, спасибо интернету он нашелся между Тюменью и Томском, а вопрос: «Почему, ни один из двух центров электронного декларирования Северо-Западного таможенного управления не имеет такого же права?» находит только один правдоподобный ответ – они недостаточно удаленны для удаленного выпуска.

А главный идеолог ФТС России по внедрению передовых информационных современных таможенных технологий Владимир Владимирович Ивин в интервью газете "Коммерсантъ" от 13 июня 2012 года № 105 (4890) "Таможня идет эволюционным путем" уже идет дальше, предлагая внедрение новой технологии автоматического выпуска:

«— Как это на практике может выглядеть?

— Декларант в электронном виде подает декларацию, и машина сама ее выпускает. То есть он получает в ответ уже выпущенную декларацию. Инспектор не принимает участия ни в регистрации, ни в проверке сведений, ни в выпуске.»

Остается надеяться, что на этот раз мы хотим одного и того же – в ответ на наш электронный пакет с декларацией однажды получить электронное сообщение – «выпуск разрешен». Будем надеяться так же и на то, что смежники не подкачают и курьеру не придется ехать на Нижневартовский пост за распечатанной декларацией с оригинальным штампом потому, что информационный обмен с местом временного хранения будет, как и сейчас, выводить сервер таможенного органа из строя на целый день при попытке передачи/получения отчетности и электронных уведомлений о выпуске товаров, находящихся на временном хранении.

«Современные технологии информационные, таможенные - это наше завтра, но, прежде всего, это наше сегодня. Потому что без новых технологий современная жизнь немыслима.

На чем сегодня недопустимо экономить – так это на профессиональной подготовке и на техническом оснащении. Если за этими позициями не уследить, то отставание может быть настолько стремительным, что наверстать упущенное будет трудно. И здесь мы многое сумели сделать за последние три года. Большие средства были вложены в приобретение самой современной техники, оборудования, программного обеспечения. Это позволяет нам с оптимизмом смотреть в будущее.» - вот так под заголовком «Главное родину любить» отметил руководитель ФТС России Андрей Бельянинов в интервью журналу «Таможня» № 20 2011.

Интернет приписывает цитату: "Если вы хотите идти быстро, идите один, если далеко - идите вместе с единомышленниками", Уинстону Черчиллю, а мне хочется сказать – «Пойдемте вместе, Андрей Юрьевич.»

Спасибо за внимание.