Что принесет России ВТО

24.05.11 00:00

Наша страна стоит на пороге вступления во Всемирную торговую организацию, но даже экспертное сообщество так и не определилось, надо ли нам вообще в нее вступать и пойдет ли это на пользу отечественной экономике и простому потребителю

По последней информации, с вероятностью в 99 процентов ВТО распахнет нам свои объятия уже в нынешнем году, возможно даже летом. После прошлогодней принципиальной договоренности на сей счет, которой достигли Дмитрий Медведев и Барак Обама, колесики бюрократических механизмов завертелись с небывалой доселе скоростью. И Грузия (при всем уважении к ее суверенитету) – игрок не того масштаба, чтобы как-то эту машину затормозить.

Но, несмотря на то что переговоры по ВТО идут уже 17 лет, мало кто в России знает: а на каких условиях мы туда вступаем? Как изменятся правила игры после того, как наступит эра ВТО?

Исчезнет таможня? Наши бизнесмены смогут открывать свои магазины и палатки в Стокгольме и Париже? Из-за снижения пошлины подешевеют айфоны? Или нам будет не до айфонов, потому что до мирового уровня повысятся цены на газ, электроэнергию и бензин? Ждать нам притока инвестиций или массовых банкротств?

Считаные месяцы остались до вступления в этот «брак», а мы как невеста перед свадьбой, которая гадает, ждет ли ее счастливая жизнь или побои с попреками. Но куда ж деться: все женятся – и нам надо, все вступают – а мы чем хуже?

Это не шутка и не преувеличение. Обоснованных прогнозов последствий членства в ВТО не дают ни представитель РФ в Евросоюзе Владимир Чижов, ни первый зампред председателя правительства Игорь Шувалов, ни министр экономического развития Эльвира Набиуллина, ни ее коллега из Минсельхоза Елена Скрынник, ни бессменный российский представитель на переговорах по ВТО Максим Медведков, ни даже директор информационного бюро по присоединению России к ВТО Алексей Портанский. Общих рассуждений (мол, будут и плюсы, и минусы, но плюсы в итоге перевесят) – сколько угодно. А вот расчетов, что подорожает, что подешевеет, какие отрасли могут разориться, а какие – поднимутся, нет. А что есть?

Во-первых, есть пример других стран. В ВТО входит 172 страны, и ни одна из них пока не умерла. Более того, ни одна из них не собирается покидать эту организацию. Во-вторых, есть пример одной конкретной и очень близкой нам страны, которая уже вступила в ВТО, – Украины.

Но, к сожалению, ее недолгий опыт ничем нам помочь не может: почти сразу после вступления в ВТО в мире разразился кризис, курс гривны катастрофически упал, что вдвое сократило импорт. Но даже в этих условиях Украина начала ввозить из-за границы то, что прежде сама экспортировала, – зерно, сахар. Скоро дойдет дело и до импортного сала – по правилам ВТО реализация, в том числе на рынках, туш животных, забитых в домашних условиях, запрещена, а на Украине 75 процентов свинины производится как раз в личных хозяйствах граждан. Однако, несмотря на все издержки, Украина не только не собирается выходить из ВТО, но даже взяла курс на интеграцию в европейское экономическое пространство, где порядки еще жестче.

Собственно, кроме этих двух бесспорных фактов (первое: почти все в ВТО, второе: Украина от этого не умерла), другой конкретики нет. Разве что осторожные чиновники дают двусмысленный прогноз: дескать, какое-то время после вступления всем будет хуже, зато потом всем станет лучше. Это очень напоминает универсальные прогнозы наших метеорологов: завтра будет солнечно, но возможен дождь, а временами – ветер. Словом, каждому, кто имеет отношение к производству, придется готовиться к вступлению в ВТО самостоятельно и отчасти наобум.

«Хорошо станет лишь олигархам»

Алексей Третьяков, председатель Ассоциации малого и среднего бизнеса в сфере потребительского рынка:

– Как известно, экономика европейского типа может выживать только в условиях постоянного роста сбыта продукции, поэтому уже сейчас общепланетарные производственные мощности развиты до такой степени, что в состоянии произвести в 100 раз больше товаров и услуг, чем объективно надо для человечества. Как следствие – жесточайшая конкуренция. И главный аргумент для победы в этой борьбе – коренная модернизация от технологической и управленческой до системы продаж. Поэтому для стран с высоким уровнем реальной и честной конкуренции (таких как, например, страны «старой Европы») вступление в ВТО – благо, ведь это не только шанс завоевать новые рынки сбыта, но и высокая гарантия сохранить свои. К тому же очередной стимул для усиления модернизационных процессов. Однако благо ли это для нас?

Чрезвычайно высокий уровень административной ренты (попросту – коррупционных выплат) делает значительный объем российской продукции заранее неконкурентоспособным (известно, например, что в чеке общепита половина стоимости – та самая административная рента), а на модернизацию денег в общем-то и не остается. С другой стороны, а нужна ли модернизация вообще в условиях, когда настоящей конкуренции практически нет, когда ее давно и повсеместно заменил пресловутый административный ресурс, когда на рынке выживает не сильнейший, не тот, кто смог сделать лучше и дешевле, а тот, кто смог эффективно «договориться» с чиновником?

Первый вывод парадоксален, но очевиден: в нынешних российских условиях коренная модернизация невозможна, ибо экономически бессмысленна, потому как, кроме головных болей и финансовых затрат, ничего не дает.

Следовательно, второй вывод – подавляющее большинство российских предприятий (особенно это относится к малому бизнесу) в силу своей неконкурентоспособности шансов выйти на мировые рынки почти не имеет, а вот утратить свои может запросто. Кто же в таком случае в России выиграет от вступления в ВТО? Только крупные сырьевые экспортно-ориентированные компании (как известно, в структуре российского экспорта 70 процентов составляют газо- и нефтепродукты, 15 процентов – металлы первичной обработки и 10 процентов – лес), а также стратегические инвесторы, для которых западные рынки пока приоткрывают очень неохотно.

А расчет на то, что освобожденные от пошлин импортные потребительские товары подешевеют, – от лукавого. В условиях торговой монополии (а она по факту сетями уже установлена) цены определяются исключительно покупательной способностью населения, и, следовательно, все выгоды получат только владельцы торговых сетей. А остальные – только потери, ведь бюджет от отмены пошлин недосчитается минимум 25 миллиардов долларов в год. Так стоит ли ради сверхприбылей нескольких, скажем прямо, олигархов подвергать риску разрушения всю российскую экономику? Ведь неизбежно будут уничтожены и остатки сельского хозяйства, и уже и так полуживой малый бизнес, да и средним предприятиям мало не покажется.

"Nvspb.ru"